Ричард Леопольд: Bentley покупают не ради экономии топлива

Вы уже достаточно давно в России, назовите три ваших самых сильных впечатления о стране и людях?

Ричард Леопольд: Первое впечатление – Москва. Этот город, конечно, потрясает, поскольку у меня, как и у многих европейцев, никогда в Москве не бывавших, ожидания были занижены. Тем более яркое впечатление производит российская столица в действительности – современный, космополитичный и очень чистый город с неплохой инфраструктурой.

А как вам трафик?

Ричард Леопольд: Ну, это как раз ожидаемо… Многие мне рассказывали о трехчасовых пробках и прочих ужасах, но, послушайте, я работал в Китае и тоже тратил на путь от дома до офиса длиной в 25 км несколько часов... Возвращаясь же к вашему вопросу о впечатлениях, я заметил, что у россиян очень неплохой вкус, они очень хорошо разбираются в модных брендах, отлично одеваются и понимают, что в действительности значит разумное потребление. Другими словами – идеальная атмосфера для развития такого бренда, как Bentley: наш потребитель весьма щепетилен в вопросах стиля и дефинициях роскоши. Ну а в вопросах бизнеса меня подкупает прямота, с которой русские ведут дела, – тоже одно из моих личных открытий. В Китае работают по-другому, там вам сначала расскажут красивую историю о том, что будет, а потом сделают едва ли не с точностью до наоборот, скажут «да», но окажется, что подразумевалось «нет». Там люди избегают открытых конфликтов, в России предпочитают встречать их лицом к лицу. Русская манера мне импонирует больше – так тратишь меньше времени на поиск устраивающего всех решения.

В 2013 году мировые продажи Bentley выросли на 19%, европейские скакнули на 11%. Удачный год?

Ричард Леопольд: И да, и нет. С одной стороны, год, конечно, был не из легких для большинства игроков. С другой – марки сегментов премиум и luxury это не слишком почувствовали. А Bentley и вовсе продала 10 120 автомобилей – рекордная цифра за 95-летнюю историю марки. В мире был довольно неплохой спрос на новые модели Flying Spur и Mulsanne.

А что пользовалось большим спросом в России?

Ричард Леопольд: На самом деле Flying Spur и Mulsanne обеспечили 25% продаж, а российским хитом, безусловно, был GT V8, на него приходится до 45% российских продаж.

Вы работали и в Европе, и в Азии. По-вашему, есть какая-то принципиальная разница в том, как продавать роскошные автомобили в странах с такими диаметрально разными культурами, как Англия и Китай?

Ричард Леопольд: Есть нечто общее, но и разница велика. Исторически сложилось, что на развивающихся рынках, вроде китайского, быстро разбогатевшие люди сперва просто хотят получить все самое дорогое: часы, вина, украшения. И автомобили, конечно. Сначала они не очень интересуются историей, наследием автомобильной марки, ее спортивными успехами или технологическими нюансами. И не задают много вопросов – они просто покупают. Так было в Китае еще каких-то пять-семь лет назад, сейчас все меняется. Сейчас наши китайские клиенты стали гораздо более разборчивы и требовательны к качеству, для них стали действительно важны ценности, которые воплощает бренд. Как я успел понять, требования российских клиентов Bentley в большой степени сходны с ожиданиями, которые высказывают наши клиенты в остальной Европе. Это касается и стилистики, и технологий, и общего качества автомобилей. Поговорив с дилерами Bentley, я понял, насколько щепетильны и требовательны наши российские клиенты в вопросах общего ездового комфорта, шумоизоляции в частности, и в том, что касается продвинутой мультимедийной начинки. В целом же российский поклонник Bentley в большей степени похож на нашего клиента из Западной Европы или США, правда, россияне моложе, ведут более светский образ жизни, собственно, их выбор преимущественно в пользу GT V8 говорит об этом. Российское представительство Bentley официально открылось всего несколько лет назад.

Сколько у вас сейчас дилеров и как вы намерены развивать сеть?

Ричард Леопольд: Что касается сегмента luxury, то, как вы понимаете, большая часть потребителей услуг этого уровня живет в Москве. Тем не менее, у Bentley есть необходимость в расширении дилерской сети, поскольку есть соответствующий запрос – много состоятельных людей вдали от столицы интересуются нашими автомобилями. Но мы не работаем как массовые марки: сначала строить сеть, а потом уже завлекать туда клиентов. Мы ориентируемся на спрос. Наш дилерский центр будет там, где есть наша аудитория, там, где она очень хочет получить автомобили Bentley или даже уже ими владеет. Например, в Краснодаре, где недавно появился наш дилер, задолго до начала его работы было зарегистрировано более двадцати автомобилей Bentley. Значит, у людей в регионе есть определенные финансовые возможности содержать автомобиль, и дилер должен быть готов обеспечить им обслуживание автомобиля, оказать определенные финансовые услуги и т.д. Все это требует больших инвестиций... В целом бизнес-ожидания в этом направлении у нас более чем позитивные. Кроме Краснодара и двух дилеров в Москве у нас есть центр в Санкт-Петербурге, а в Екатеринбурге дилер Bentley заработает в полную силу к концу весны или летом…

Известно, что Bentley весьма чувствительна и придирчива в вопросах выбора места, инфраструктуры и вообще окружения своих дилерских центров. Легко найти подходящую среду в российских регионах?

Ричард Леопольд: Bentley, кажется, единственный из автомобильных брендов самого высокого ценового диапазона, который в принципе ставит своей целью экспансию в российских регионах. И на этом пути есть, конечно, определенные трудности. Выбор верного окружения – одна из них. В том же Краснодаре наш дилер находится рядом с шоу-румами премиальных автомобильных марок, при этом здание стоит отдельно и выглядит само по себе привлекательно и очень дорого, так что не может не привлечь внимания.

Один из конкурентов Bentley открыл дилерский центр едва ли не в промышленной зоне в Москве. Готовы на такие же эксперименты?

Ричард Леопольд: В Москве это совершенно ни к чему, здесь легко можно найти подходящее место там, где бывают наши потенциальные покупатели, – там, где они живут или работают, где проводят свободное время. В этом отношении Третьяковский проезд и Барвиха в качестве мест расположения наших дилерских центров меня вполне устраивают.

Есть ли какие-то специфические требования помимо места, которые вы предъявляете к дилерам?

Ричард Леопольд: На самом деле это не так уж легко описать, поскольку человек, претендующий на дилерство Bentley, должен иметь довольно специфический набор качеств. Конечно, важна и финансовая стабильность его компании, и определенные опыт и заслуги в автомобильной индустрии, потому что сам уровень продукта и аудитории того требует. Но, конечно, только этого недостаточно. Нужно обладать определенным авторитетом в деловых кругах и иметь достаточно разносторонний круг знакомств, быть увлеченным и одновременно ориентированным на успех человеком, знать и любить историю Bentley и в принципе понимать марку и разделять ее ценности… Без всего этого просто невозможно будет понять клиентов Bentley – и оказать им должный уровень поддержки: будь то в шоуруме или во время послепродажного обслуживания.

Что требует вашего особого внимания в этом году: какие вызовы, какие проекты?

Ричард Леопольд: Я предполагал, что это будет довольно беспокойный год. Приходится часто отвлекаться на макроэкономические обстоятельства – это и ввозные пошлины, и обменный курс, которые влияют на бизнес...

А есть ли в планах трехдверная версия Bentley SUV?

Ричард Леопольд: Как вы знаете, с самого начала проект планировался как пятидверный. Конечно, многие, особенно автожурналисты, увидев первый набросок, вообразили, что он достаточно красноречив, и легко предположить, будто мы построим нечто вроде купе GT, только полноприводного и с высоким клиренсом, но это все фантазии. У этого автомобиля собственная идентичность, свое лицо: например, собственная конфигурация оптики, поскольку у каждой модели Bentley она индивидуальна.

Пострадает ли в целом идентичность марки, когда Bentley – рано или поздно – придет к необходимости устанавливать на свои модели турбодизели или гибридные силовые агрегаты?

Ричард Леопольд: Я помню горячие обсуждения – примерно пять лет назад, – каким путем марка должна двигаться дальше. Тогда очень многие считали, что не нужно ничего делать с нашими 12-цилиндровыми моторами. Но мы оценили все имеющиеся возможности, построили прототипы и пришли к выводу, что на самом деле важны лишь характеристики, которые автомобиль Bentley может продемонстрировать. Он должен быть быстрым, роскошным и лучшим в своем классе. И если он удовлетворяет всем трем качествам, не так уж и важно, какие технологии для этого использованы. Простые на самом деле выводы. Но они привели к тому, что мы стали устанавливать восьмицилиндровые моторы на наши автомобили. И как оказалось, это было правильное решение, которое рынок воспринял с большим энтузиазмом… Наш SUV будет в большей степени способен принять более продвинутые силовые установки. Турбодизель – лишь одна из возможностей, хотя его высокий крутящий момент и низкий расход трудно переоценить… Но буду с вами предельно откровенен: мы продаем 10 000 автомобилей в год, все они с разными моторами. Разработка еще одного или нескольких вариантов силовой установки – дело не такое уж и необходимое для Bentley, кроме того, это просто затратно: нужна разработка, сертификация, адаптация к текущим моделям и т.д.

Но ведь есть еще проблемы постоянно ужесточающихся экологических норм…

Ричард Леопольд: Вы правы, именно поэтому пока мы пойдем по «пути V8» – уменьшение рабочего объема, рост производительности, система отключения части цилиндров ради меньших выбросов. Ну а путь в будущее, конечно, лежит только через использование гибридных технологий, не исключая plug-in. В том числе и наш SUV получит такую установку, став, таким образом, самой «чистой» моделью в линейке Bentley. И конечно, мы воспользуемся в этом деле возможностями концерна VW.

С точки зрения маркетинга, с какой, по вашему мнению, модели Bentley стоило бы внедрять гибридные технологии и дизели?

Ричард Леопольд: Что до дизелей, то их стоило бы вводить для всей линейки одновременно, а гибриды лучше начать предлагать на новых моделях... Но в любом случае нужно понимать, что никто не покупает Bentley ради экономии топлива. И гибриды предпочтительны для нас не потому, что позволяют экономить топливо, а как один из способов улучшить динамику. Именно таким образом мы повысим характеристики тех же GT V8, GT Speed или GTC, заодно, конечно, сделав их более экологичными.

Колодийчук Андрей, специально для ByCars.ru


При использовании данного материала,
ссылка на https://bycars.ru/ обязательна.
Опубликовано 31.05.16.
Эту страницу просмотрели 4117 раз
Считаете ли вы, что Bentley надо быстрее внедрять гибридные идеи в свои автомобили?
31 мая в 12:54
общается ещё в 221 теме

BENTLEY будут покупать и без гибридных силовых агрегатов, но все же знаменитой компании нельзя отставать от других ведущих мировых производителей автомобилей.

Написать комментарий


Другие статьи о марке Bentley

Автопроизводитель отказался от запуска в серию кабриолета Bentley Mulsanne


23 сентября 2013 / Комментарии 12

Компания Bentley Motors официально сообщила о готовящемся к разработке и запуску в серийное производство внедорожнике


23 июля 2013 / Комментарии 14

В планах у Bentley сделать свои авто еще более премиальными. Для этого компания намерена предлагать кузова, которые позволят изготовить авто под конкретного человека


12 июля 2014 / Комментарии 9
Ещё статей, пожалуйста
Следите за нашими новостями
Подобрать автомобиль
выбрать

от руб.

до руб.

до км
Найти